?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прямо за полсуток до очередного празднования Дня Победы мы посетили в кинотеатре "Горизонт" спецпоказ фильма "Собибор", устроенного жж-сообществом (моя благодарность moskva_lublu).

Фильм на историческую, драматическую тему - нацистские концлагеря. Тяжёлая тема, неизменно дёргающая за струны наши мирные души. Взялся за эту тему Константин Хабенский в качестве своей дебютной режиссёрской работы. Смело, однако!


Сюжет - единственное удавшееся восстание узников в лагере смерти Собибор на территории Польши. Мы полностью погружаемся в жизнь и быт этого лагеря, знакомимся с его обитателями - покорными и дерзкими евреями, с его нацистскими охранниками, показанными, конечно, отборными свиньями, если мягко сказать.

На фоне общей картины страдания и отчаяния в фильме нарастает напряжение и желание прорыва. Говорят, Хабенского обвинили в отсутствии ритма - профессионалы подсчитывали тайминг, видимо - но это ж возможно отражение настроения. Когда тоска и отчаяние, они тягучие. Когда прорыв - он стремительный. А переходный этап может быть и скомкан, потому что нет чётких границ.

Хотя, по мне, границы ритма обозначались "дуэльными" встречными взглядами героя Александра Печёрского, организатора прорыва, и коменданта лагеря, двух достойных гремучих соперников.

Первого играет сам Хабенский, который в своей первой режиссёрской работе заслужено разместил себя со своими странными ушами в центре всего происходящего. Он, как обычно, играет "сам себя" и зыркает своими проницательными глазами. Он гордый, сильный, несминаемый, как обычно. Когда все с опущенными головами, он один с поднятым подбородком. Когда все пригнулись к земле, он смотрит, что происходит вокруг. Треть фильма его взгляд остановившийся, он в нерешительности. Когда же решается, глаза живо забегали до самого конца.

Коменданта неожиданно играет голливудский Кристофер Ламберт. Лицо - его скомканная маска. В глазах отсутствие интеллектуальности (собственно все его роли такие). Он уже извращён до предела. Все его боятся, как Люцифера. Зачем-то представлена сцена его прилюдного психологического откровения о душевных ранах, о его проблемах отцы-и-дети. В эту сцену я не поверила.

Очень откровенных, эмоциональных сцен в фильме в целом очень много. На них и акцент, то есть на эмоциях, глубоких чувствах многих из заключённых. Хорошо показаны разные характеры людей, попавших под одну гребёнку рандомом, их противоречивые чувства. Молодые ребята, примкнувшие к пути сопротивления, являют собой важную свежую струю этого ужаса. Ярко отражены внутренние конфликты: смиряться - сопротивляться, прогнуться - устоять, убивать - не убивать.

Последнее - это отдельная линия этого фильма. Решиться на всё ради свободы и решиться на убийство даже ненавистных врагов своими руками - разные вещи, между ними ступень разной высоты для каждого. И кто как может справляется с этой задачей. Но нигде нет упоения от убийства, и немало отчаяния от убийства. Всё как и могло быть. Впрочем, и зритель совсем по-разному смотрит зверские убийства невинных людей немцами, и решительные убийства виновных немцев этими невинными жертвами холокоста. В первом случае, сжимаются внутренности, во-втором, удаётся удерживать хладнокровный взгляд. Как же порой тонки границы между "что такое хорошо, и что такое плохо".

А если обратить внимание на фразу молодого еврея "Научили еврея убивать", так тут вообще открываются несколько планов. И утверждение, что немцы научили убивать даже евреев, которые не должны это делать по религиозным верованиями. И ирония, что мол научили вы на свою мёртвую голову. И возможная отсылка к библейским вопросам о том, что евреи в своё время распяли Христа, то есть не немцам мол их учить. Но именно этот молодой еврей был доведён до ручки, хотя не сразу поверил в возможности жути этого мира.

Нестройное у меня повествование, да. Начало фильма немного обескуражило: людей привозят в закрытый лагерь с одним чемоданом скарба, а они выглядят весьма беспечно, будто в санаторий прибыли и верят в это. Ведь это уже 43 год, война и ужасы давно в разгаре. Потом быстренько всё и все ныряют в творящийся ужас.

Зато как шикарно красиво показано прибытие поезда, оператор сам получается удовольствие от сцены, тянет её, медленно вводит повествование. Да и вся картинка фильма хороша. Чёткая по настроениям - теням и свету, свету естественному (редкому), ночному и прожекторному. Хорошо выстроенные кадры для самых разных сцен. Колор всего фильма - рыжеватый, коричневатый. Очень подходит своей приглушённостью во всех представленных оттенках.

Отдельный комплимент - звуковой ряд. Он богат разнообразными эффектами, обогащающими восприятие фильма: тикание, классическая музыка, угасание звука фоновых сцен для передачи эмоций восприятия героев того, что на фоне, и так далее.

Финальную сцену моя Сестра интересно сравнила опять же с ветхозаветным сюжетом: как Моисей вывел израильтян из Египта, так там эпично распахнулись ворота во главе с Печёрским. Такой высоко эффектный прорыв. Тут Хабенский круто взял: узники показаны в замедленной съёмке уже как бы прорвавшимися, внутри расплывается радость за них, а в этот ряд врываются кадры реального времени, какими жертвами они прорываются. Как по ним строчат из пулемётов, как погибают один за другим, как ищут и зовут любимых. Эта двойная сцена очень запоминающаяся и достойная в лице всего кинематографа. Финальные кадры, однако, выворачивают по-новой. Хромой молодой парень бежит уже один, аллегорично совсем один в чистом поле, с большим вниманием показан каждый сложный шаг, и очень громко звучит его дыхание в замедленном, тщательном эффекте. Как будто это тяжёлое дыхание вырвавшегося на сомнительную свободу (многие из них погибли уже за пределами лагеря) - символ всей этой драматичной истории. Титры идут в тишине, они как минута напряжённого молчания.

Слеза у меня пошла на кадре, когда Хабенский несёт на руках девушку, свою только обретённую и уже потерянную возлюбленную. Зная историю из его реальной жизни о том, что от рака умерла его жена, подарившая ему за год до этого сына, меня пробрало. Я думаю, он не мог не ассоциировать такие вещи. И делает это открыто. Ведь он создал фонд помощи раковым больным после своей трагедии. В целом, я чувствую в Хабенском качественную глубину.

Кстати, о любви в этом фильме. В трейлере фильма присутствовала интимная сцена, в фильме её не было. Вот и отлично. Так это голливудская тенденция в любую историческую драму всунуть интим. Достаточно же всунуть любовь. Она да, никогда ни откуда не исчезала. Возлюбленная героя Хабенского - почти эфемерная кроткая девушка, которая имеет возможность перемещаться по всему лагерю. Она как ангел появляется около героя в тяжёлые моменты, вея на него теплотой и душевной заботой. Её тёмно-карие глаза смотрят насквозь, а красивые губы поджимаются в трагическом смирении. Возможно, она даже нереальна в своей чистоте.

А вот другая рыжеволосая узница, которую играет Мария Кожевникова, весь фильм с одинаковым выражением лица - она как заморожена всем страхом вокруг. Тем более на её яркую внешность нацисты летят как мухи. Ещё меня удивила брюнетка Михалина Ольшанска, которая присутствует на постере к фильму. Она в фильме в двух сценах в начале, а на постере она как будто в центральной линии сопротивления. Здесь, очевидно, продюсерские уже истории, в которых не охота копаться. Она же иностранка. Тогда и Ламберта надо было для привлечения публики. Хотя бы в угол какой-нибудь затолкать. Я бы более правильным видела фотографию мальчонки, который очень помог их успеху. Он бы круто добавлял драмы на постер.

Ещё рада, что не оправдались мои предположения, что в итоге будет реальная "дуэль" Хабенского и Ламберта, как требует того жанр (Голливуда прежде всего). Ламберта подстреливает другой, да и то не до конца. Он лежит и наблюдает бегущую за пределы его королевства толпу, которая гротескно перед ним ещё и шляпы снимает. Ещё хорошо, что обошлись без 12 подробных смертей. Офицеров, которых надо было уничтожить, было 12. Подробно показаны только несколько смертей, а одна так вообще лишь на кровавых руках молодого еврея. Молодец Хабенский - обходит голливуд, избавляя нас от "фаст-фуд" клише.

Нужна ли была сцена оргии, от которой зритель эмоционально очень устаёт? Потому что ну куда уж такой объём и выпуклость зверств и унижений. Я бы сказала - сцена-перебор. Было ли подобное на самом деле в этой истории? Возможно, конечно, что нацисты устраивают этот садом-и-гомора напоследок, так как известно, что лагерь вскоре ликвидируют. А для узников это становится окончательной веской причиной решаться на следующий день на прорыв. И такое нежное окончание этого эпизода, где Хабенский не впервой показывает свои способности к любви.

Итог, сильный по воздействию фильм в большинстве своих атрибутов. Достойное режиссёрское начало. Пускай и случались сомнения восприятия.

После показа блогеры немного поговорили о фильме с киноблогером Антоном Голубчиком. Первый поднятый вопрос - какой возрастной ценз следует давать фильму. Моя Сестра, у которой 15-летний сын, сказала, что современная молодёжь привыкла к жестокости и ужасам в кинематографе, ведь они ходят на всякие триллеры и боевики, где в целом всё это неоправданно, ужасы ради ужасов. Здесь ужасы другие - живые, настоящие, исторические. И соответственно ненадуманные эмоции, переживания, которые стоит молодёжи осознать, дабы понимать, что есть реально война. Многие в зале согласились.

Желаю фильму удачного проката в странах мира. Всем следует помнить, что есть реально война.



P.S. Что же Хабенскому дальше снимать после такой серьёзной темы?

Posts from This Journal by “кинокосмос” Tag

Profile

infected
flamingovv
Чуувствующая
Website

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com