Чуувствующая (flamingovv) wrote,
Чуувствующая
flamingovv

  • Music:

Домашний мир в Лондоне на Боярышниковой улице

В Лондоне я жила в доме Дэна Фореста, музыканта Iacchus, с которым познакомилась в декабре 2014 года на Mystic Sound Party. Он не только пригласил в Лондон в свой дом, но и помог всеми необходимыми документами для получения визы. Хороший, сказочный человек.
Теперь по порядку о житии-бытии в Лондоне, в доме, от которого был свой ключ и это грело душу :) Людей я не фотографировала - не умею и стесняюсь, а домик немного запечатлела.
Мы жили на серой ветке метро (такой же цвет мне привычен в московском метро) с торжественным названием Юбилейная или Праздничная (Jubilee). Улица называлась Боярышниковая (Hawthorn Road), что напоминало мне о Вишнёвой улице, где работала творила волшебство Мэри Поппинс. Наша дверь левая. Мысленно заходим и знакомимся с обитателями.




Первую комнату, та которая с эркером, занимает сам Дэн. Фамилия у него - Forest, и он её взял себе официально. Его комната похожа на комфортную пещеру. Дэн - на персонажа фэнтези. У него увесистая поступь, которую всегда узнаёшь, когда он поднимается по лестнице в ванную. Он программист в медицинской компании, пишет псай-даб-музыку, катается на сноубордах, готовит яичницу-болтунью с овощами (scrabmbled eggs) в кастрюльке, говорит торопливо и не всегда чётко, с неким лесным акцентом. Когда он дома, из его комнаты слышно самую разную музыку: от джаза до безумной электроники. Он самый высокий в доме, единственный дредатый, и у него магическая аура. В прошлом году у него появилась дредатая девушка Bethy, и он оставляет Лондон в этом месяце и переезжает к ней в Нотингем. Так что я удачно успела, а за них очень рада - по фотографиям они здорово друг другу подходят, она работает с детьми, а он будет работать удалённо.

Мимо его комнаты проходим через микро-холл, где оставляем верхнюю одежду и обувь, и проходим в просторную кухню, которую я, конечно, любила за обильный свет из окон и французского окна во дворик, и за вкусные британские завтраки. За кухней я следила, вносила свой тихий девчачий вклад. На этом фото я люблю кружку с растениями, из которой всегда пила, иногда добавляя в кофе ром из бутылки за нею.
Из кухни переход в комнату с широкими дверьми и без окон. В ней два дивана углом, низкий широкий столик и проектор. На второй неделе мой компьютер стоял там, и я обрабатывала свежие фотографии через проектор и вообще удобно располагалась. В будни туда особо никто не заходит, а в выходные иногда собираются вместе, пьют что-то, едят пиццу, смотрят киношки.


От комнаты Дэна вверх идёт лестница, которая первым пролётом приводит в мою маленькую комнатку. В ней целый стелаж книг, которые я все 2 недели пересматривала, много элементов ненужной техники, раскладной, хоть и сломанный диванчик, да и всё. Больше ничего и не надо было, тут я падала после километров пешком по Лондону и округе, проводила уроки английского и отчитывалась Тоналу по скайпу. Зелёный был моим сопроводителем в сны, как обычно, когда Тонала нет рядом.


Две ступеньки вверх от меня и комната Алекса, вернее берлога. Он из одного городка с Дэном. На вид он эдакий медведь и грубиян. Запивает по будням виски пивом, смачно рыгает во время трапезы, храпит, что слышно через дверь и в комнате у него, конечно, бардак. Но. Книги в моей комнатке все его. Он любит и изучает поэзию, подарил мне стихи Уильяма Блейка со своими многочисленными пометками, крепко знает историю мирового кинематографа, включая наших мастеров Эйзенштейна и Кулешова, работает архивариусом и вообще конкретный интеллектуал. Так что внешность обманчива. Жил долго в Кембридже, поэтому давал много по нему советов, делая особый акцент на зоологическом музее. В его манерах есть нечто обходительное по отношениям к дамам, поэтому когда они все вместе вернулись из какого-то заведения с девушкой, на утро я её услышала в комнате именно Алекса :)

За его комнатой ванная, которая темноватая и не очень уютная, хотя я в ней и убралась, ванная не работала, поэтому я туда по мелочи забегала :) Но стоит отметить, что книг там около унитаза навалено самых разных. Народ в доме читающий :)

За ванной живёт Робин. Это длинноволосый высокородный эльф. Первое время я смущалась с ним разговаривать, уж шибко я хулиганский эльф. Потом я адаптировалась, но всё равно волею времён общалась с ним меньше, чем с другими, хотя он и с радостью распечатал мне билеты на колесо обозрения. Его комната - стильная студия и спальня одновременно. В ней стоит такой же стакан с фламингами, как есть четыре у меня. Он произносит гортанно aha на все высказывания, когда ему что-то рассказываешь. И он всегда спрашивал при встрече: Где ты бывала? Или Куда собираешься? Конечно же, понял моё восхищение парком-лесом Hampstead Heath, и конечно же советовал мне кладбище Хайгейт.

От его комнаты оббитая ковролином лестница на третий этаж, который не над всем домом, а по косой линии крыши. Она ведёт прежде всего в просторную ванную с окном, как я обожаю. Саму ванную пришлось тщательно отдраить, чтобы наслаждаться. Но не ванными, потому что дорогая у них вода, а утренними просыпательными душами (тут у меня и конфуз случился как-то раз).

А слева от ванной самая большая, психоделически-эзотерическая комната. В ней живёт Женя и Сесили. Женя - чистокровный белорус, его семья переехала из Минска в Британию, когда ему было 7 лет. Он был самый мне понятный и как бы свой :) Он узнал шоколадки, которые я им привезла, мы немного поговорили с ним по-русски, хотя он утверждал, что не может, но у него здорово получалось, только с акцентом. У него длинные волнистые светлые волосы и доброе славянское лицо. Он мечтает поехать в Беларусь, особенно после того, как я ему показала фотки Беловежской пущи, но не имеет тамошний паспорт. Такая вот хитрость, что чтобы поехать в Беларусь, белорусу по рождению нужен белорусский паспорт. Чтобы получить паспорт, надо поехать в Беларусь. То есть единственная страна, куда он не может въехать по британскому паспорту - его родина. Он очень доброжелательный!
Все ребята связаны с музыкой, в доме 12 гитар...
После того, как утром входная дверь хлопает трижды - парни убегают на работу (график работы и пребывания в доме Алекса я так и не поняла), в доме остаётся только Сесили, пара Жени, она работает из дома. Она из Норвегии, с самых фьордов, 5 лет в Британии. Небольшого роста, тёмненькая в очках, ходит на ночные готические вечеринки. По внешности с Женей они антиподы. С ней я общалась более всего, понятно потому что её больше всех видела в будни. Как она живёт с 4 парнями в доме - мне не понять, мужики есть мужики, но она либо уже забила, либо в целом порой забивает на их проявления домашнего хаоса. Она добрая, чёткая, встаёт поздно, поэтому по утрам на кухне, иногда, подолгу я обитала в приятном одиночестве.

Такая вот замечательная дружелюбная компания людей, которые скоро с этого гостеприимного дома съезжают.
Вот он с дворика, в который они все выглядывают, когда курят свои самокрутки. Летом там, очевидно, много сидели за столиком в плетёных креслах.


А вот Боярышниковая тихая улочка, в последнее утро фотографирую в пасмурном виде. Здесь можно увидеть косую крышу нашего дома, типичной британской строчной (или блокированной) застройки (terraced house, у нас это по американскому аналогу называется таун-хаус).


И напоследок улица (High Road), на которую выходит наша Боярышниковая, которая ведёт к метро, или на которой сразу же садишься в дабл-деккер в центр. Вот села в последнее утро, как обычно, у лобового стекла второго этажа, и запечталела её на память.

Спасибо, Лондон! Спасибо, Дэн и Ребята!
Tags: Лондиниум, други
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments