Чуувствующая (flamingovv) wrote,
Чуувствующая
flamingovv

  • Music:

Путешествие электрички, или Что вижу и слышу, то пишу

Включаем Аэростат Гребенщикова "Время Мифа", в 7:56 садимся в электричку на правую сторону на станции Тушино и смотрим, что будет дальше. Размышления о такой близкой мифической энергии разворачиваются, а мимо проплывает ещё незавершённая красно-белая шайба стадиона "Спартак", деревья внизу, Волоколамку углом пересекаем, обозреваем торжественный вплыв Волги в Москва-реку там, где заканчивается её принёсший из Дубны 100-километровый канал имени Москвы.
В левые окна въезжает чудесный лес Покровское-Стрешнево, попутчики едут в одежде с пуговицами по работам, мы в беспечном платье путешествуем.
МАИ пока пустует без студентов, но с абитуриентами, а рядом на мост взбирается партия людей, спешащих в Войковскую метро.
Солнце восьми утра такое ласковое, воздух деликатно обнимает. Проехали под Ленинградкой.

Мифология - универсальный язык.

У платформы Гражданской бородатый мужик с 3 овчарками, парень с хаером и скейтом, камерная девушка в длинной складчатой синей юбке. Попутчики пытаются разгадать, что чирикает карандашом в блокноте девушка с длинными волосами. Солнце приплывает в форточку.

Миф - сама жизнь, наивысшая по своей конкретности.

На Дмитровской смены пассажиров обмениваются платформой, а для нас заканчивается знакомый путь.

Мифы хранят древнейшую философию и истины.

Внизу много сиреневеющего цикория и тень усов нашего поезда. До станции Ржевской выставка некрасивых строений, колючие проволоки, неопрятные граффити, гаражи, заколоченные деревянными пролётами заборов.

Мы забыли, как идти по прямому пути. И замурлыкал Биттлз.

Подбираемся к Каланчёвской у трёх вокзалов, встречают стеклянная каланча цвета неба - огромное РДЖ и сталинская каланча гостиница "Ленинградская", на платформе цыганки с детьми и непомерным количеством тюков. Задворки соседней сталинки на Красных Воротах, а холмики у полотна поросли крошками-вьюнками. Разбитое здание с позитивной надписью "охуенная ночь" и берёзками на гудроновой крыше.

Нужно просто сохранять внутренний слух.

И вот Курский вокзал, его непривычная не-горьковского-направления пригородная часть, здесь выстаиваем.

Глубокая внутренняя святая суть. Есть ли она? Войдите в неё, узнайте сами.

А электричка, кстати, следует из Нового Иерусалима, где в 17 веке патриарх Никон мечтал воссоздать храм Гроба Господня, а теперь там обвалившийся монастырь с трапезной, в котором мы чаёвничали с бабуленциями из Совета Ветеранов, но в обшарпанных церквях дух святой таки прижился, чувствовала сильно.

Лев Толстой: каждый человек - алмаз, который может очистить или не очистить себя. В той мере, в какой он очищен, через него светит вечный Свет.

За Калитниками промышленные пустыри, а на Текстильщиках садится много людей из метро. Около Печатников заросли камыша, непривычные в большом городе.

Достоевский: человек несчастлив, потому что он не знает, что счастлив. А Гребенщиков с детства счастлив музыкой и программа сменяется лайвом Шпонгла в Лондоне 2009.

С ними и поедем дальше. А Москва ещё не кончилась. У Перервы стойбище видавших виды, немного апокалипсичных  электричек, а продавцы всё чеканят слова в нашейные микрофоны и сменяют друг друга. Ещё раз Москва-река течёт своей городской жизнью вблизи Царицыно.
Станция Красный Строитель, которую минуем, разворачивает фантазию семантики.
Наконец-то промчались под МКАДом, и сразу заросли борщевиков, яблонь с богатством плодов и высоких берёз.

А когда Саймон солирует на гитаре, чуть ли не слёзы наворачиваются, странно, ведь слушаю уже который-который раз.

И вот начались зелёные пейзажи с осинками, колотящими листики на ветру.
Щербинку хочется прочитать щербИнка и оттого веселею, представляю чей-то улыбающийся рот.

И традиционно, когда вступает Харе Ом с женственной силищей, сознание мурашится.

На Силикатной большой обмен людей. Вероятно, многие могу сказать "я живу/работаю на Силикатной", а на высоком многоквартирнике кто-то под крышей написал огромными буквами "ХИТРО", причём "О" за углом от "ХИТР".
О, так это Подольск. Давненько в него хотела заглянуть, сюда, оказца, ехало пол-электрички. Подольск встречает взгляд граффитями с морским пейзажем, астронавтом в космосе и жёлтым драконом. Больше особо творческого не замечаем, как и пристало в городе-спутнике.
Вскоре обилие зелени с множественными вкраплениями жёлтого этого сухого лета. Тут и там вбуриваются бульдозеры в землю и дачные участки в местность.
Всё таки ранний час для меня, хочется спать, но новая дорога всегда интересно. Минуем Климовск с книгой на гербе.

Вслушиваюсь в реакцию публики на песню "You are Me", которая в 2009 году слушателям как раз презентовалась. Свистов нет, рукоплесканий море, а свистами встречают уже любимые треки прямо в их узнаваемых началах.

Гущи яркой пижмы, пыльного тысячелистника, тёмно-зелёный вариант полыни, такие универсальные травы большой части земного шара составляют и подмосковное лето.
Колхозная - название с реалией, ушедшей в века.
Зеваю, глядя на коров, телят и коз, работающих ртами у соседних путей.
За Столбовой появляется сосновый лес, прикрытый строем берёз.
Небольшая популяция рябин у Чепелево, в этом году ягод много и они очень рано.

Perfect Harmony - это ли не масло масленое? :)

А в Чехове автовокзал похож на морской или речной своей круглой башней.
А вот название станции Луч не может не впечатлять, есть ли ещё станции из трёх букв? Места вокруг уютно дачные.

Флейта Раджа Рамы тонко-божественна, отправляет в то время мифа, о котором выше толковал Гребенщиков.

Шарапова Охота - название понравилось заведомо, но википедия этимологию не открыла. Сюда я позже вернусь.

Конечно, как и всегда, буря оваций встречает шаманский супер-хит DMT, а у меня так традиционно звонит телефон.

Люблю вот такие безымянные станции "92 километр". Они как правило посреди природы, тут густой смешанный лес и перезревший иван-чай, и надо думать ковры сорняков.
Станция Авангард в лесу забавно. Вспоминаю музей авангарда в старом особняке Петроградки Питера. А тут сухие космы колосков по середину окон.

Буря долгих оваций провожает DMT, на сцене тоже слышно, все довольны.

Подбираемся к Серпухову, а Раджа Рама рассказывает что-то про обезьян и своё русское присхождение, публика смеётся :) А мы приехали, там где-то на станции ждёт уважаемая Алла, и начинает играть хэнг-драм ~



отЧИТываюсь: Леонид Пасенюк "В одиночку на острове Беринга, или Робинзоны и мореходы"
Tags: muzz, бесконечная Москва, наматывание Планеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments