June 14th, 2020

стрекозоид на цветке

Грушевая страда

Под деревом обширным ползаешь по земле, собирая маленькие жёлтенькие  грушки. С дачи тяжёлый рюкзак на спине, большое ведро на руле.
На дачу рюкзак пустой за порцией очередной, ведро на руле с грушёвыми ошмётками для компоста.


На правой ладони трудовые мазоли от ножа с широким эльфийским лезвием. Тело периодически немеет от стояния. Не забывай - разминай.
Мама под сериальчики в очках тоже режет-вычищает.
Все тазы с грушками: грязными, чистыми, порезанными, варящимися.


Ещё периодически в супермаркет с рюкзаком, набить его пакетами сахара.
Дрозофилки - это признак фруктового августа, вовсе не раздражают!
Стол хронически липкий, пол хронически липкий.
Варенье густое, сладкое, янтарное кипит по три раза и льётся в банки, хронически липкие, большой поварёшкой.


На соседней конфорке пыхтит кипяток с дуршлагом, банки и крышки паром окутывает, нежно стерилизует.
За банками периодически в погреб. Полки кладовки уже перенаселены.
Несколько минут медитативного рисования солнышка на наклейках "Груша, август год такой то".

К чаю разные стадии варенья в пиалочку, к кофе тоже.
К зиме готоф! Подруга меня называла Грушевая Вера.

Но в этом году с грушевым вареньем могут быть проблемы — с января я сильно поутихла к сладкоедству, а грушевое — очень сладкое...