January 6th, 2018

Kislo

Проснулась на Рублёвке

На обычной такой Рублёвке, между метро Кунцевской, Молодёжной и Крылатской. Включила радио Джаз в старом музыкальном центре. Гирлянду. Из асан йоги видны либо абсолютно белое небо (из лёжа), либо окна дома напротив лицом на саму Рублёвку (из сидя), либо крышу "Магнита" с надписью "выходи за меня замуж" (из стоя).
Квартира уютная, комфортно пустая с хорошими щёлкающими везде кнопками и чёткой сантехникой.
На просторной кухне есть диванчик, на котором проходит большая часть квартирного дня. Кухня с диванчиком это то, что надо для однушки, и вообще.
В ванной полежали-посидели с сыном и Хемингуэем, выбрали, утомиться ли от кофе из большой эльфийской кружки, или взбодриться от пуэра из лесной керамики.
И самое тут привлекательное - выйти из подъезда и сразу нырнуть в Суворовский парк. Тот, что над огромным оврагом к Москве-реке, густыми деревьями лежит. Вздохнуть, что невозможно с коляской нырнуть в овраг, и пойти виляющей дорожкой, повторяющей траекторию реки внизу, до заброшенной усадьбы Нарышкиных (вроде, начали восстанавливать). Представляю, как дамы в шляпах тут по аллеям над рекой ходили, а теперь мы - простой российский народ, с колясками, собаками на поводках и палками для скандинавской хотьбы.
От усадьбы поворот обратно. Или заскочить в очень-очень красивый православный храм напротив через Большую Филёвскую. И уже точно обратно "домой".
В очередной дом. Что же за бродячая у меня душа. Что за любовь ко временным жилищам...
сказочница

Хемингуэй в Париже

Ах как они в Париже мотаются из кафе в кафе, из дансинга в ресторан, с Монмартра в Булонский лес, оттуда-сюда-туда. На такси называя то эту улицу, то ту. Выпивают кофе тут, шампанское там, коньяк, возможно, дома.
Не общаясь в соцсетях, шныряют по городе день и ночь в поисках друг друга. Встречаются, болтают, обсуждают, бесят, любят друг друга, танцуют, пьют, расстаются, чтобы на утро встретиться опять. Или на ночь.
Нет, образ жизни мне такой не интересен, наверное, уже. Но эти улицы и кафе Парижа... Их смена и перемена, как и имена героев.
Погостила бы в Париже, поболталась бы по этим хемингуэйским траекториям, чтобы ощутить этот парижский богемный шарм.
Я уверена, до сих пор богемность жива в Париже, пускай и сдобрена сотцсетями ~

отЧИТываюсь: Эрнест Хемингуей "Фиеста (И восходит солнце)"