July 22nd, 2014

сказочница

проба описания внешности

На его теле линий было ощутимо больше, чем на привычном человеке. Бесконечных извилистых линий - его тело определённо струилось. Как будто древний луч света вычерчивал нежно игру рисунка - на твёрдой первичной скале. Волнообразное существо...
Например, линия между верхней и чуть полнее нижней губой. Кончиками - не стесняясь красоты - неизменно вверх, будто опустить и возможности нет. Это поражает, особенно при зачастую суровом взгляде глаз. Далее эта линия к центру плывёт, огибая абсолютно авторские бугорки по краям верхней губы. Таких ещё не видывали. Они придают лицу графику сказки. Вся эта линия между губ несглаженная ни чуть - беззастенчивой волной делает этот рот произведением искусств божественной природы.
Если наблюдать линию уха сзади, видишь схожую волну - тонкую, плавную, тем не менее настойчивую. Само ухо обозначить двумя словами: мальчишечьи раковины. По-прежнему пластично и чётко вырисованные.
Да и вообще всё тело рисовано плавно и твёрдо, подводно и наскально.
Уголки глаз туда же, вверх к Солнцу стремятся. Прядки волос на висках так же спиралькой сложились, его лицо всё как улыбка солнечного Бога.
Пальцы ног также в линиях плавных изгибов. Тонкие пальцы рук искусно приподняты слегка главными фалангами, даже в расслабленном состоянии. Как-то так идеализировано представляются руки художников или пианистов, и опять здесь явная эстетика создания существа.
Скулы говорят о принадлежности к древнейшему племени, тому, с которого зачинались архетипы будущих народов. Они настойчиво вписаны в контур лица, усиливая выразительность внешности.
Русые брови плывут линией двойной, на себя внимание не тянут, деликатно оттеняют. А вот ресницы на бесстыжем пике - их роль огромна, светлый тон пушистых, опять же, изгибов. Пушистый ряд с закрученными кончиками вверх, пушистый ряд симметрично закручен вниз...
forest light

Тверской области лес

Генеральские ели в том лесу по своему чину зелёные иголки имели на вершинах; две трети же были спрятаны от света своими же раскидистыми частыми ветвями. Естественно, откуда здесь взяться подлеску. Итого сумрачно магическое ощущение, а под ногами обильный ковёр, невероятный даже на ощущение обуви, светло-салатовый фигурный мох. Или частое покрытие радостно-зелёной, всегда юной на вид кислицы, как будто ей таки на всё света хватает. И выглядывают тут и там крошки-лисички, своей оранжевостью просятся в сковороду из торжественного тёмного, но комфортного леса прочь ~