January 30th, 2010

фламинго

Папа возвращается в новую для него Реальность.

Единственную реальность сейчас для него представляет палата больницы и Мы.

Примерно понятно, что вещает ему палата, а Мы вещаем ему, какая реальность теперь вокруг него.

Моцарт, французские песни, Омар-Хайм, журналы «Художественная Галерея», много поцелуев, приятели, которые улыбаются ему и говорят: «Давай, Игорёк».


Мама вошла, когда после каши и гимнастики я в утреннем солнце брила его седой подбородок. Назвала его «Ангел в отпуске».

А ещё я впервые видела, как Папа назвал Маму Танечкой.

А мне иногда говорит ласковые слова, как он меня давно в детстве называл.

И постоянно зовёт Стёпочку.

 

«Семья – это Шедевр Природы». (с) (М)

  • Current Music
    Fahrenheit Project Part One - mixed by Vincent Villuis
  • Tags
фламинго

Личный Пелевин

Этот Мир только Личный. Оттого уютно. Цифры, люди, слова, небеса – всё светит и говорит от и для меня, это вкусно-очевидно.

В моём Пелевинском «Тэ» демиургами героя являются Митенька, Гоша и Гриша. Эти имена в моей жизненной истории выхватывают ярчайшие пики меня настоящей. Оттого уютно.

После Столпа Света в грибном Радонеже Гриша – через глаза которого я Столп и получила и на машине которого я в Радонеж и приехала – вложил мне в сумку первого для меня Пелевина и понеслось.

Иногда казалось, что Пелевин и есть Гриша и наоборот, настолько схожее порой энергетическое пространство этих двух путешественников сквозь…

Пелевин же пришёл ко мне на яркую беседу в первом кислом трипе, устроенном и проведённым опять же Гришей.

Замечу, что герой Гриша есть во всех ключевых работах Пелевина; герои, объединённые силой общей и значимостью особой, по Гришке мне отлично известной.

А в «Оборотне» Пелевин-дорогуша нашу с Гри любовь описал, шо я слёзы лила…

Собственно, молодец – Пелевин. Тенденции истин не через вещества – подробно ранее рассмотренные им по творчеству – грибному Чапаю, кокаиновой Эмпаэр, марихуановой Стреле, элэсдешной Дженерейшен, амфетаминовым Числам – тихо и надёжно свернулись куда надо, вовнутрь, слегка эпатажно высмеяв – как ему и пристало – страсти ума метущегося и в эзотерике логично ошибочные выводы обмусоливающего, чтобы в конечном итоге Адвайтой всё и завершить…

Собственно, до Адвайты дошёл - всё, свободен.

Пелевин – свободен, Читатель – свободен, Грише желаю того же…

И кошки-божества – это очень мурмяу недурно ))