Чуувствующая (flamingovv) wrote,
Чуувствующая
flamingovv

Categories:
  • Music:

Лисья Бухта. Because the sky is blue it makes me cry

Я в Москве. Я пока не знаю, как жить под крышей и в стенах. Я пока не знаю, как быть опутанной проводами и невидимым волнами. Я пока не помню, как пользоваться мобилой и ноутом, от которых через 15 минут кружится голова. Я забыла, как использовать гель для душа, тушь, Fairy, плиту, стиральный порошок, лосьон для лица и зеркало. Я пока не знаю, как общаться с людьми, которые не верят в постоянно меняющееся небо и не знают слов "бахалай", "хоботиться", "нюшка" и "кырпыр". Я вообще не знаю, что делать с хлоркой в кране. Я не понимаю, как сидеть на стуле и спать не на земле. Я пока не знаю, как смотреть на столько машин и рекламы. Я не очень понимаю вес дневной одежды, а резинки белья и купальника вообще приводят в изумление. Я пока не разбираю, что написано в ежедневнике, как считать деньги и использовать проездной. Я впервые в жизни, была настолько растворена вдали от привычных двух домов, что сейчас я с расширенными глазами просто тихо привыкаю.


НАСТЕНЬКАС каждым годом добрая моя подруга со своей волшебной семьёй живёт в Лиске всё дольше и глубже. Каждый раз она возвращается всё более красивой и свободной. В этом году она стала приходить ко мне во сне и в грёзах и присылать смски из Рая, так отправляя облачка вдохновения, отдыхновения и задуновения. Её первый муж волшебный Юрик с сыном Рамой нашли местечко для меня в быстрой машине и доставили за 32 часа в кодовое место "КырПыр", и потопала я с рюкзачком и спальником Васильева по полоске пляжа. Посередине пути я отправила клик "Настенька", и вскоре она уже почувствовав летит на встречу: стройная, мягкая Богиня цвета кофейного золота с солёными спутанными волнами волос в невероятно жёлто-ярком парео. Она бежала мне навстречу богиней Лисьей Бухты с улыбкой, обнявшей меня за 30 метров. Мой уставший от 2 ночей в машине организм заплакал от счастья, потому что Настенька представляла собой вместе солнце, любовь, красоту и что-то за пределом, вылив это всё глазами мне в глаза. Первые дни я еле угоманивала себя целовать её плечи, она кормила пахлавой, укрывала, знакомила с аборигенами, улыбалась мне во сне и реализовывала то, о чём даже не мечталось. А Ирка смачно сказала "Добро пожаловать в Рай". И поняла я наблюдая, что Лотос Настенькиной Красоты не открывается нигде так полно, как в блаженной деревне Нюшке.


AFTERNOON Пришёл Змей пиарить свой товар. Я поучаствовала в пекле жары - уши заложило, полураздавленный абрикос вкусной кашкой, зависла в моменте жары - все прочитали на моей мосе негу, которую местные могут отличить от будничной неги жизни в Лиске.


ШАЛФЕЙ Сильнейшая во всей Лиске Люся протянула 3 бутылочки на посошок и с Великим Знатоком Гошей я поднималась на плато в закатном небе. Я провалилась мгновенно в чёрный коридор-воронку. Голоса звали вернуться домой, но дом был комнатой ровно в мире наизнанку. Всё кружилось и иглы впивались, а реальность залитой солнцем Лисьей Бухтой сворачивалась в обойный рулон. Потом я оказалась в доме детства, но не собой, а частью пространства. Терять тело было страшно, всё-таки мы сильно к нему привязаны. Я открыла глаза и прежде всего увидела глаза Гохи – сначала Мудрецом, открывающим Мистерию, потом Злодеем, наблюдающим за моей колбасой, но очень спокойным, а потом Другом, который по зову убаюкал в корзине сильнейших рук, прогнавших испуг. Теперь я могла уже превращаться во фрактально уходящие цветы, и уже была близка к тому, чтобы стать небом с розовыми облаками, что виделось освобождением. Я слышала и видела, что люди обычно приходят в себя через 5 минут; я же проваливалась в коридоры минут 30; тело сложила кончательно часа через 2; с плато над морем, расширившегося до пределов целого моего мира я смогла вернуться вниз, когда наступила уже полнейшая тьма; флешбечило ещё до самого сна. Сильное было вторжение... И есть с чем поработать.


ДРАКОНЫ На могучую гору-заповедник Карадаг мы обращаем наши глаза денно и нощно. Сразу стало видно, что гора с ярко выраженной мужской сущностью. А вскоре в нём стал чётко виден Спящий Дракончик, уютно носом в море. Другой Дракон примостился рядом, своим длинным светлым телом огибая море и создавая стену Лисьей Бухты. Драконы плавают по закатному небу, иногда в животах друг у друга, иногда парами мальчик-девочка, иногда страшилками, иногда малышами. Но как и любые драконы волшебные. И книжка у меня с собой про Драконов Земноморья.


КАМНИ Засыпанный пляж увлекал разнообразием. Это уже было своеобразным ритуалом. Мы копались в камнях, показывая друг другу диковинки, унося что-то в дом, натыкаясь даже на полудрагоценные. Когда мыла посуду, я иногда тоже проваливалась в этот земной фрактал. Любимцами моими были: чёрные камушки с нанесенной галактикой звёзд; нежно-мутно-белые с одной-двумя цветными вставочками; кирпичные очень округлые малыши с концентрическими кругами; красавцы травяно-зелёные с вкраплениями волшебных всплесков жёлтого. Кто-то пробрался мне в рюкзак, и залез уже дома в песок с Ганга и в бульбик к камушкам с Волги.


ЗОНТИК На стоянке Аланчика пригретое место на надутой пенке в уютном спальнике Васильева. Небо так близко к лицу, что Млечный Путь читается как книга по астрономии перед носом. И тут перед глазами слева от Большой вырисовывается зонтик 3-х летней давности. С совершенно необычным мальчишкой я лежала на его crazy плаще в тёплый сентябрь у секретного озера в Дубне в нашу первую после магического знакомства встречу. Он нашёл на небе и подарил мне Звёздный Зонтик в пожизненное пользование, пообещав, что так будет защищать меня с небес, всегда, даже если не поднимаю глаз. И этот Зонтик висел надо мной в Лиске и так неважны и немного грустны казались те несовпадения: что в Лиске я уже, а он ещё только будет, когда я покину; что устало юное сердце добиваться сердца уставшего; что скинуло с себя эту магическую сетку, найдя силы в ново открытых кранах. И что он интересно делал в ту пятничную ночь, когда Зонтик светил своими шестью звёздочками, как никогда ещё не светил мне, даже в первый раз. И ведь никто уже не в силах отменить заклятие защиты, правда? Лишь только стоит устремить желание взгляда.


МОРЕ Когда на него смотришь с неба, ужасно захватывающе наблюдать жизнь этой могучей стихии, такой живой и жизненной как и всё на планете. Она живёт полноценной независимой красиво-протекающей жизнью не там, конечно, где человечки запускают катерочки и плескаются пузом над камешками; они эксплуатируют лишь крохотную полоску - а живёт и радуется, хулиганит и играет с косы на косу, с косяка на косяк, переливаясь драгоценностями на поверхности и углубляясь всеми оттенками синей черноты в направлении дна. Это Прекрасное Второе Небо.


ГОЛЫЕ ТЕЛА. Деревня Нюшка Гибкие тростинки с мальчишеской хулиганистой грудью. Молодые славянские тела с вызывающей эротичностью ещё неосознанной женственности яблочек-грудок. Плавные бёдра с плавным изгибом нежно висящей полной груди. Мамы под 50 с героической грудью, познавшей младенческие уста 7 детей. Женщины сорока с упругими телами и аккуратной образцовой грудью. Сильные спортивные украинские тела с литой смотрящей вверх грудью. Лёгкие тела мам двоих детей возраста 20, 30, 35 с треугольничками груди из светлой кожи. Миниатюрные тела с невероятно тяжёлой налитой грудью даже лёжа на спине. Тонкие фигуры женщин-пчёлок с беременной округлостью живота и грудью Мадонны.И все мы пропитанные солью, загорелые всеми оттенками солнца, разнеженные, плавные и бессовестно блаженные.


ПЛАНКТОН Вы когда-нибудь бросали камешки в черноту неба, сбивая всплески звёзд? Обменивали когда-нибудь серый песок пляжа на серебристую пыль, летящую дугами, кругами, лентами, пульсарами с лучами на верхней плёночке чёрного неба? Осмеливались ли дотронуться до небушка руками, окрасив их плёнкой серебра? Вступать ногами по колено в чёрную пучину невидного дна и тысячи галактик звёзд опутывают твои ноги и теряется понятие верха-низа в сказке, в которую не знаешь как и верить-то перед глазами. Ночь, безлунье и цветущий планктон.


ОБЩЕЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ По началу, конечно, типа изумляло, а потом перестало, там всё переплетено с обыкновенными чудесами. Мы думали повторяя друг друга. Мы загадывали желание, а друг приносил его в руках. Мы не теряли друг друга и общий язык. Ни единого холостого движения друг к другу. У одного кончалось одно, у другого это одно начиналось или продолжалось. Мы ни разу не споткнулись друг о друга где не надо. Мы чётко видели, что мы едины, единый житель волшебной страны Нюшки.


КИЛ На мои первичные вопросы к Насте: где мыться? мыть посуду? стирать одежду? чистить зубы и волосы? Настя изумлённо отвечала: В МОРЕ. Волосы балдеют от счастья.


ГОХА-ИГОРЬ Когда я обмолвилась с ним за первые дни лишь пару тройкой фразами, он мне сказал так вкрадчиво: «А ты значит Эльф». Я мысленно упала в обморок, потому что тема Эльфов нами с Олис была реализована полностью на прекрасном Систо, где тихо под транс мы Эльфами скакали и хихикали. Потом были эльфы двора Лианозово, где я выгуливалась с лесными созданиями. А он ещё рассказал, что, увидев меня впервые, он так и понял: Эльфы пришли. Он говорил, что во мне очень сильное то, что мужское. И при этом невероятно нежное – Мощная нежность. Он говорил, что во мне видит череду сменяющихся девочек. Он говорил, что волосы мои живут отдельной жизнью, а руки с ногтями передают мне информацию о мире. Он наблюдал за мной мощным боковым зрением и говорил, что самая сильная во мне Девочка-Земля очень укоренена и очень спокойна. Он видел в этой блондинке Будду-машину. Он видел во мне Лисичку, тогда мне казалось, что я палюсь. А потом ещё и рыбку, и лошадку. Он успел увидеть во мне Насеньку, Настю Таллиннскую, Наташу Changeable. И сказал, что музыка Шпонгл очень на меня похожа. Он как-то слишком много увидел своими ровными коричневыми глазами Волка. И самое вкусное: он назвал меня «просто убийцей». А потом просто взял и сунул мне в уши наушники с любимой мелодией из "Через Вселенную", чем меня и порвал.


РАССВЕТЫ Впервые это было после пати, когда во мне посеяны были семена розы, Анечка тронула за плечо, разбудив меня высоко на плато: смотри. И такая тонкая сказка такого розового цвета, что ниже на земле, мне кажется, я такой краски, и не видала. В те мгновения, очерченные очень ярким светом, я наконец вплыла окончательно в Лиску, потому что видела это божественное и очень плавное приветствие Огромного Светила Жизни. Уже ниже, но всё же на горке. Над Карадагом розовая нуга, неподдающаяся деталям. Облака различными формами таинственным малиновым очерчивают свои кресла, где лежат, или свои палубы, где плывут. Одна чайка летает в замершем пространстве, она делит блаженство глаз, сидящих на горе и проваливающихся в пустое счастье. Порой синева тучки встревает в этот процесс над Карадагом и вспыхивает золотом оправы, сочетая рожь и полночь, оттеняя пастель начала дня. Божественная кисточка, окунувшись в тонко-золотую краску, провела тонкую полосочку на горе-заповеднике, и дрожь ожидания встречи с дружественным светилом растворяет понятие меня как отдельности в тончайшем абсолюте рассвета. Оно меняется каждую секунду, плавно, ровно углубляя или утончая оттенок, подсветку – трансформация всего смотрящего и всего того, что под небом. И вот томя тонкими нитями, кокетливо прячась за Карадагом, нежно выплывает горошина цвета чистейшего солнца. Она набирает вес в моих глазах, вытекая у меня слёзы приветствия и воздушные поцелуи – и превращается в чётко очерченный диск, который выпускает в стороны радужные фракталы немыслимых форм. А в другой раз уже с пляжа подходишь к воде, чтобы попробовать Солнца из дорожки солнечного света от самых гор, где оно встало, заканчивая нежной водицей в моих ладошках.
Я уезжаю в 5 утра и знаю, что свежее солнце проводит. Наполнив как в полиграфии для демонстрации оттенков небо вокруг Карадага, солнце-друг, покрывшее меня со лба до пяток равномерным шоколадом без полосочки, знакомо так уже распахивает свою сущность и трогает, потом и обнимает первыми лучами, берёт за ручку и вводит в воду… Я уже не понимаю, где точно плыву – в море или в небе, настолько это легко на наполненном тонкой энергией рассвете.


LANDSCAPE CHANNEL Самый популярный среди жителей Лиски канал. Мы обращаем взоры с нашей горы Нюшки на перспективу моря и неба денно и нощно. По этому же каналу мы видим время, часами тут не пользуются. В одну ночь показывали грозу межнационального масштаба. Мы сидели на высоком мысу, курили и тащились от зарниц, разрывающих густую тьму над Турцией, мигая, играясь в разных сторонах широкого горизонта. и мигание это невозможно было предсказать, а только ахалось и у-у-укалось от неповторяющихся вспышек разных картинок и эффектов. Великий Театр. (Пучина потом дошла и до нас. И хохоча, скользя и падая в резиновых шлёпах по глинистым тропам, заливаемая крупными каплями, в мокрющем спальнике, я ввалилась к Насте с Павликом, она мне помогла стянуть прилипшее платье, а пучина качала и проминала стены нашего домишки и было даже вкусно-страшно).


РАМЕШ БАЛСЕКАР С его книгой я приехала в Лиску и попала к самому яркому последователю его учения адвайты Аланчику, в палатку которого я ко всему была и вписана. Причём книга эта, взятая у Феди, Аланчиковской и оказалась. И уважаемый Балсекар из своего Бомбея накрыл нас уже через 2 книги (Аланчик тоже был подготовлен) своим простым и чётким учением истины, дальше которой писать и думать уже просто некуда. Такая простая и доступная всем дверь из его букв – тебе остаётся читая подойти и открыть её туда, где нет уже Божественного Гипноза, где нет разделения ни в какой форме. Дверь осознания. Мы читали его везде: на пляже, ночью при свете фонарика, днём вслух наугад открывая страницу, стоя в очереди за билетами и у костра. И он проникает, почитайте и проверьте.


ЛЮДИ-АНГЕЛЫ Здесь только такие. Анечка. Нежный, чуть мультяшный голос нашей пчёлки с дочкой-дракончиком Цацей и округляющимся на наших глазах животиком. Она готовила божественно обычные овощи и кормила пол-Нюшки. С ней рядом спокойно и очень радостно. И наблюдать снизу как она рисует и рисует Карадаг со своего четвёртого этажа Нюшки. Русланчик. Ноутбук, генератор, колонки, флюр, фаэр-веера. Это всё для того, чтобы кружить, уносить, закрутить нас в тщательной музыке, именно той, что надо на вечеринке на горе. Кирилл и Лена. В июне взяли и родили прямо в Лиске на рассвете малыша Корнея, делают свистки и чилимы из дерева, затягивают всех на чай в уютное гнездо-квартирку. (sammohhina ) Ёжик. (Ромка, ты же знаешь, я любя).(iourzzz ) Тотальнейший Фейерверк. Настоящий Пульсар. Не откажет ни в чём, купит сразу 20 чаёв для всей Горы, воссторгнётся всем миром и людьми, вокруг всколыхнув облака, отдохнёт и опять полетит за вином. Настя-Шади. (shadi ) Из Европы прибыв, притащив различных столичных вкусняшек Таллинна, как по маслу меня в себя влюбила в первый же вечер. А потом я поняла: от младшей сестрички младшей сестричке есть что порассказать. Очень спокойно всё понимает и скромно так разрывает реальность некой чудесной заморской сказкой. Я уже мысленно у тебя в гостях. Аланушка. (alank ) Он за весь мужской род на той горе был. Вокруг него вихрями, воронками и хороводами летали все мы, чувствуя его братом, другом, мужем, папой, наставником. Это самый принимающий человек из всех мне известных. Мы тебя очень любим, и я. Гена. Просто Айсберг. На вид ничего, кроме постоянной улыбки. А на чувствование - …… Айсберг Спокойствия, Знания и Невероятного Уважения. Это блаженство быть рядом с тем, кто реализовал йогу в красивейшем её понимании. Склоняю голову и обнимаю, Папуля, Настин Муж. Женя. Тихо и корректно была мамой двух малышей и дочкой странной пенсионерки. А на пати к нам прилетела на какой-то тайной метле, внимательно посмотрела на нас, склонившихся над баночкой с бутылочкой, и совершенно сумасшедшими глазами АБСОЛЮТНОГО РЕБЁНКА пропела: а мне и так весело. Мощное преображение в танце в полной отдаче и маракасах, что под руку попались… Ирка. Этот порой излишне строгий хранитель врат нашей Нюшки. Энергия чего-то пульсирующего внутри могла бы и разрушать, но на другой чаше – доброта такая же пульсирующая; и одной музыкальной ночью она положила мою голову на колени, и я поняла – она наш баланс и кончено же тоже волшебница. Лёня. Он как спокойное божество с нами и как хранитель всего волшебства Нюшки, пока зимой мы по своим норкам. Он на гитаре выливает целый свет какого хочешь музыкального течения. Он скромно знает всё и скромно из хижины у родника приносит пакеты удовольствий. Миша и Аня. Начинающие шаманы, которые у себя на родине, для всех со своими лотосами, борщами, горчичным мёдом, семенами и прочими травками а-ля yage.ru. И кокетливым налётом интриги. Люська. Люська… Это бомба, корнями из Киева. Её описать сложнее всего, а посидев рядом полминуты почувствовать проще всего. В ней есть всё: бесстыжая красота. Абсолютная отдача. Ведьминская энергия феи. Принятие всего что вокруг и знание той самой тайны. Она одновременно везде и нигде, со всеми и в тотальнейшем aloneness. Она срубает абсолютно всех, не все даже справляются, но все хотят оберегать, лелеять и баловать, как делает и она сама. Естественно льющееся красивое безобразие слов и каламбуров, шуток и порой немного грустных правд. Мы с ней вместе все сейчас на Алтае, потому что она любит этот мир так, что он весь в ней.


4 НОЧИ ПОЛНОЙ ЛУНЫ (1) Мы лежим на пляже, укрытые, Луна покрывает все камешки, тент под нами и нас ровной плёночкой серебра; всплески моря мерцают; мир вселенского спокойствия. (2) Немного коварно Луна прячется за густыми тёмными облаками. Мы все знаем, что она полная и красивая, но сегодняшней ночью она предпочитает не показываться во всей красе, лишь поглядывая то одним, то другим глазом. Ощущение тайны и подготовка к балу. (3) Взрыв атомной бомбы. Первую половину дня все не сговариваясь чувствовали депрессию/усталость/мягкость костей и сознания. Вторая половина: у всех начинается подъём. Настя Шади варит варенье из ею собранной шелковицы. А ночью у нас вечеринка; выпускной вечер совпал с Полнокрасолуньем; мы уже не удивлены. Луна явилась в великолепнейшем и полнейшем наряде. Со свитой облаков, которые подчёркивают изящество Подруги Земли, Нашей Подруги. Мы танцуем на плато, мы сидим на высоком мысу над морем, и этот свет, эта раскрытая сказка сводят с ума. Картинка не останавливается ни на мгновение, я меняюсь с ней, я отдаюсь энергии нежного кружения серебра. Творятся чудеса, вы никогда не поверите их масштабу. (4) Последняя ночь в Лиске. Луна спокойна и стабильна после вчерашнего. Конечно же, купаюсь в лунном свете, вода нежит кожу, не холодит душу. Я одна взбираюсь на вчерашний мыс, покой такой, что сушит даже слёзы, которые могли бы быть. Всё сжалось в эту точку, все эти дни и ночи; я спокойна и у меня нет мыслей.


отЧИТываюсь: Рамеш Балсекар "Сеть драгоценных камней"
Tags: Бухта, други, заснеженное, расширения, фоты обо мне, это было всё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments