flamingovv

Listens: Billie Holiday - Don't Explain

Category:

Прекрасная смерть Князя Андрея

После инсульта и смерти Папы я стала интересоваться танатологией, наукой о смерти. Рада, когда встречаю глубокие описания смерти в мировой литературе. 

В «Войне и Мире» описана прекрасная смерть — князя Андрея. Чистая, глубокая, умудрённая, проникновенная, подготовленная. Те, кто оказываются радом с такой смертью, преображаются в своей жизни. Толстой — мистик, конечно. Это я окончательно поняла после прочтения этих страниц.

Фото со спектакля "Война и Мир" Юрия Грымова: https://flamingovv.livejournal.com/1130657.html
Фото со спектакля "Война и Мир" Юрия Грымова: https://flamingovv.livejournal.com/1130657.html

«Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и  странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того,  что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие  которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни,  теперь для него было близкое и — по той странной легкости бытия, которую  он испытывал, — почти понятное и ощущаемое».

«Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы  освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок  любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся  смерти и не думал о ней».

«Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые  он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало  вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной  жизни». 

«И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался  от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без  любви стоит между жизнью и смертью». 

«Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть,  все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь  есть бог, и умереть — значит мне, частице любви, вернуться к общему и  вечному источнику».

«Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он  спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие,  проснулся». 

«Да, это была смерть. Я умер — я проснулся. Да, смерть —  пробуждение!» — вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до  сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он  почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту  странную легкость, которая с тех пор не оставляла его».

Про Наташу и Марью, которые ходили за ним (заботились):

«Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно,  опускался от них куда-то туда, и обе знали, что это так должно быть и  что это хорошо». 

Это знакомо по ухаживании за Папой. 

«Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего  личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их  души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти,  совершившегося перед ними».

Да, это тоже очень знакомо. 

Где вы встречали описания духовных аспектов смерти? У Гёссе, да. Ещё что-то подскажете?


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.