Чуувствующая (flamingovv) wrote,
Чуувствующая
flamingovv

Categories:
  • Music:

Спектакль-новинка Nirvana в стильном театре "Модерн" у Грымова

17 сентября в театре «Модерн» состоялся пресс-показ новой постановки Юрия Грымова «Nirvana» о жизни рок-музыканта Курта Кобейна. В этот театр на Третьем Транспортном я отправилась впервые, и ждала меня масса сюрпризов.


Перед премьерой в холле театра состоялась пресс-конференция, на которой выступали и отвечали на вопросы зрителей режиссёр-постановщик Юрий Грымов (худрук театра и режиссёр спектакля), Богдан Щукин (исполнитель роли Курта Кобейна), Анастасия Сычёва (исполнительница роли Кортни Лав) и Юрий Анпилогов (исполнитель роли Друга/Драга). Перед спектаклем они были весьма собраны и серьёзны.


Грымов утверждал, что этот спектакль не повторяет его одноимённую постановку, которая долгое время 15 лет назад шла в Театра имени Маяковского с Найком Борзовым в главной роли. Теперь это новые тексты, новые акценты. «Выросло новое поколение, изменилось время, да и я стал другим. А государственная программа по борьбе с наркотической зависимостью всё ещё заключается в бодрых агитках, невесёлая статистика по количество наркозависимых всё ещё растёт… Театр – это единственная территория свободы. Свобода порождает ответственность. Ответственность за общество, в котором живёшь. Театр должен брать на себя социальные функции и говорить о насущных темах: молодёжные субкультуры, алкогольная и наркотическая зависимость, жёсткое обращение в семьях». Смело и даже дерзко. Но мне такое как раз импонирует. Из зала сыпалось множество вопросов, темы затронуты горячие, многоаспектные, будоражащие. Надо смотреть, конечно, надо прежде всего смотреть.


Перед пресс-конференцией театр «Модерн» побаловал прессу и гостей сладким фуршетом. Это было уместно после рабочего дня, пироженки были высший класс. Кроме того, вручили подарки от спонсоров.


Было приятно встретить много "наших" блогеров. Мне всегда приятно развиртулизироваться и поддерживать хотя бы визуальный контакт. Так мы живее и интереснее друг для друга. Утончённый блогер Анжелика pubfm.


Перед спектаклем в холле играли песни Nirvana на рояле, это настраивало на нужный лад. А в лондж-зоне в стиле, надо думать, модерн публика готовилась к показу в комфортных креслах. Наблюдать публику здесь было очень любопытно. В "Модерне" работает дресс-код, кроме как раз таки спектакля Nirvana, где за самый яркий грандж-стиль в одежде можно получить приз. А общий дресс-код здесь очень уместен дабы соответствовать стильным искусным интерьерам и некой богемной обстановке в целом.


Итак, мы на спектакле по пьесе Михаила Трофименко. Забавно было узнать после спектакля, что многие взрослые зрители не знали, что он об американской рок-группе, ожидали чего-то скорее на базе буддийского понятия нирвана - освобождение от страданий. Я из поколения, которое слушало Nirvana в школе. Хотя сама была совсем не погружена. Лишь песня The Man Who Sold the World захватила меня крепко в 11 классе, и до сих пор способна тронуть мою глубину. Да, нирвана, освобождение, Курт же в итоге освободился, устав окончательно от реальности разрывов. Бедный мальчишка, выросший в богом забытом Абердине, в боли развода родителей, брошенности, перебросах из дома в дом. А гений где-то внутри жил, рано уже бунтовал, хотел выразиться и нашёл таки способ - музыку внутри себя. Когда эта музыка достигла первых слушателей, стало мигом очевидно: она умеет пронзить, этот надрыв. Это истинный рок, детка. Для Богдана Щукина это первая роль. Он очень старается войти в энерго-поле звезды Кобейна. И получается вполне неплохо, хотя, конечно, он на несколько порядков чище душой, но на то и театр преувеличений. Внешность резонирует, пускай и без гремучей харизмы Курта. В итоге, мы имеем славянского Курта Кобейна, поэтому остро можем за него переживать.


Спектакль весь про надрыв. Про надрыв от музыки боли, рвущейся наружу. От боли неспособности жить ниже и тише, стандартнее, примитивнее. К этой боли в ранней молодости подкрадывается Друг, он же Драг, дружеский враг Наркотик. Уверенный, импозантный обманщик всегда под рукой. Эту роль Юрий Анпилогов, подходящий к роли Воланда, презентует великолепно. Он откровенно играет фарс, обман, ужас этого обмана, глупую надежду, мелочность, злой и хитрый напор. Почему его не сфотографировала в этом амплуа, не знаю. Достойный опытный актёр.


Однако, к Кобейну приходит и Любовь - дрянота Кортни Лав. Её играет худенькая Анастасия Сычёва. Да, она не похожа на секс-бомбу Кортни Лав. Но она играла так убедительно, что я начисто забыла фотографии Кортни. Она радость и беда Курта, ангел и демон, и прекрасно отражает оба эти аспекта в сплетении. Драйв Анастасии хлестал, она являла многие оси страданий Курта. В целом, спектакль не о творчестве и не биографическое повествование. Этот спектакль - живая эмоция, вернее эмоциональный фон, в котором музыкант прожил свои 27 лет. И возможно, не стоит махом взять и осудить: наркотики, отрешение от ответственности, вызов обществу, допускаемая жесть, ранее угасание сил, здоровья, вдохновения. Кто-то уходил в течение первого акта, кто-то, возможно, не вернулся на второй. Скорее всего, ханжи, сидящие в своих башнях. Возможно, стоит милосердно попробовать понять, скорее принять. Ведь недаром Курт умер уже давным-давно (94-й), молодым и глупым, а Москва второго десятка 21 века продолжает затрагивать темы его персоналии. Несёт его персоналия целый пласт вопросов не про личность, а про общество в целом, и не только Штатов, надо думать.


Теперь о сценографии Грымова. Это сильно. Это мощно. Это бесподобно. Он 100%-й Мастер (возможно, получивший огромный опыт в съёмках клипов, сложном жанре, на самом деле). Аскетичный чёрный цвет доминирует весь спектакль. Это был мой самый тёмный театр. Но в этой темноте происходило настолько много выверенных, чётких, простроенных, смело выдуманных, запоминающихся эффектов, что голова уплывала, порой забывая, что происходит действие, и это не серия стильной плёночной фотографии. Визуальность, возможно, не близкого характера, но искусная до каждой детали на сцене. Акценты наплывали, отъезжали, приезжали в свободной для этого темноте. Работа мастера по свету Антона Исаева идёт за руку с выдумками Грымова. Свет рисовал эффекты, которые даже спойлерить не хочется. Драматургия света, как она есть. Что интересно: вопреки ожиданиям было сыграно буквально несколько песен Nirvana. Зато музыка Майкла Джексона, Ленона и моих любимых Dead Can Dance (от них мурашки) эмоционально окрашивали сцены. Музыкальной подборкой занимался сам Грымов, расставлял и здесь свои дерзкие акценты. Особым звуковым эффектом мне выделился эффект восприятия внешних голосов обдолбанными ребятами (когда пришла журналистка в дом).


Второй акт всех зрителей поразил. Сцена погрузилась в дым и плотную пену. В этом дыму были видны метущиеся фигуры, они обещали новый виток надрывных эмоций. Когда немного рассеялся дым, в густой, послушной пене Курт и Кортни борются за искру света в их тёмном царстве - дочку Френсис. Это пронзительная линия спектакля, и самой биографии рок-музыканта. За свои непутёвые 27 лет он успел таки познать и любовь к женщине, чем бы она потом ни обернулась, и любовь к ребёнку. К последнему придираться даже не смею, я не ханжа. Он искренне любил, хотя и ради этого он не смог преодолеть боль своей души. Спасительная тьма увлекала всё дальше. Но жизнь даровала ему это счастье.


В этом спектакле всё происходило насыщно, энергично, как в калейдоскопе событий жизни. Этим он противоположен, в моём восприятии, фильму "Последние дни" режиссёра Гас Ван Сента, фильм, всеми признаками напоминаещий последние дни Курта Кобейна. В фильме всё было так медленно, растянуто, уплывающе, что зритель мог и задремать в тех печальных скитаниях героя по дому. Впрочем, к финалу и здесь Курт замер, уже одной ногой за пределом, уже в 27 легенда. Постановщик раскрывает поле для сочувствия, чтобы зритель внутри себя прошёл максимум ощущений. Ведь Грымов так и заявляет: "Это не мы работаем в театре. В театре работает зритель". Да, они то по выстроенной схеме выражают продуманные роли, а мы, не зная что ожидать, сталкиваемся с бурными реками чувств и эмоций. И скорее всего уйдём с этого спектакля опустошёнными и наполнившимися одновременно.


Зал встретил поклоны бурей аплодисментов. По-моему, кто-то даже вставал. Было ощущение радости, что завершилась эта сложная эмоциональная страница. И восторга от смелого решения в целом.


Прервав аплодисменты, на сцене появился Юрий Грымов с извинениями за "итальянскую тварь - дым-машину", которую они вовремя не смогли заткнуть в начале второго акта, и дым затянулся намного дольше планируемого. А мы то все подумали, что это его очередная дерзкая задумка - растворить сцену минут на 10 в дыме, в котором захлёбываются персонажи.


После спектакля публика собралась в другом уютном модерновом зале для пост-обсуждения и бокала игристого с закуской.


Грымов пришёл со всей труппой, которая, возможно, и выглядела несколько утомлённой после такого интенсива, но определённо успела за эти минут 15 выпрыгнуть из ролей.
Говорили о том, почему именно эта тема. О том, что поднимаются актуальные насущные проблемы. Что недостаточно правительству вывесить билборд со словами «наркотикам нет». О том, что публика «Модерна» помолодела до нижней планки в 22 года против 35 лет, который были ранее. О том, что на прошлой постановке Nirvana в зале находили шприцы, а сейчас публика совсем иная. О том, что одна известная театральный критик (что интересно, в "Модерн" критики почти не ходят) успела шепнуть Грымову: "это хит". О том, что при всех доступных Грымовской фантазии сценографических эффектов, без этой прекрасной игры актёров ничего бы не получилось. О том, что много билетов уже продано на месяц вперёд. А финансовые показатели увеличились за один только прошлый год на 43%. О том, что будет дальше. А будет феноменальный замах  - «Война и мир» в декабре 2019 и Грымову очень сложно найти многие решения.
И так далее. На этой беседе режиссёр и актёры были более расслабленные, ближе к слушателями, откровенней. Особенно Юрий, определённо выдающийся мужик.


Покидала "Модерн" с ощущениями завершения основательного мероприятия, как бывает, когда выходишь с ночи танцев и будто не помнишь ясно, когда туда заходил. И в темноте я увидела уже через витрину это: обнажённые актёры и актрисы театра смотрят на никогда не спящее Третье Транспортное Кольцо. Они бросают вызов, они говорят о том, что здесь обнажатся чувства. И это несомненно выстреливает мне в сердце. Искусство без стеснения - чтобы всколыхнуть этот сжимающийся в гаджет обывательский мир.


Спасибо за приглашение moskva_lublu и Театр "Модерн".
Группы театра в Фейсбуке, Инстаграм и ВКонтакте

Tags: #moskvalublu, бесконечная Москва, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments